Заочное дистанционное образование
correspondence distance education

с получением государственного диплома
через Internet

Главная Контакты Карта сайта СТОИМОСТЬ ОБУЧЕНИЯ Студентам Проверить почту -=СИСТЕМА MOODLE=-

Нормативные документы
Новости
МГИУ, Вяземский филиал
Профессиональное образование (очное обучение)
Очно-заочная форма обучения
Заочное образование
Записаться на дистанционное образование
Второе высшее образование
Дополнительное образование
Консультации о поступлении
Абитуриент
Учебный отдел
Учебный процесс
Кафедра ПИИТ
Кафедра ЕНТД
Кафедра ГСЭД
Кафедра МЭА
Научная деятельность scientific activity
Руководство филиала
Конкурсы, олимпиады
Итоги конкурсов и олимпиад 2013-2014
Конкурсы, олимпиады 2013 - 2014
Конкурсы, олимпиады 2012-2013
Конкурсы, олимпиады 2010-2011
Конкурсы, олимпиады 2009-2010
Конкурс, посвященный 65 летию Победы в ВОВ
Конкурс "Лучший студент ВФ ГОУ МГИУ 2010 года"
Олимпиада по физике 2010
Олимпиада по математике 2010
Олимпиада, посвященная к 10-летнему юбилею ВФ ГОУ МГИУ
Конкурсы, олимпиады 2008-2009
Конкурсы, олимпиады 2007-2008
Итоги олимпиады
Научное общество 'Феникс'
Международная деятельность
Издательская деятельность
Методическая работа
Студенческие клубы
Финансовая деятельность филиала
Центр трудоустройства выпускников ФГБОУ ВПО МГИУ
Студенческий совет
Общественная жизнь
О нас пишут
Наши выпускники
Отзывы студентов
Библиотека
Успеваемость студентов
Образовательные сайты преподавателей
Результаты Федерального Интернет-экзамена в сфере профессионального образования
Самообследование
Контакты
Карта сайта
Союз промышленников и предпринимателей г. Вязьмы Смоленской области
Высшее образование в России
Что нового в высшем образовании
Современные тенденции в высшем образовании
Вы нас спрашивали, а мы Вам отвечаем
Современная система образования
Доска объявлений
Города и страны
Центр тестирования иностранных граждан по русскому языку
Изобретения 2015 года
ДИПЛОМНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ

 

   
 
 

Фронтовые пути-дороги моего прадеда

И русским людям, уходившим в бой,

И тем, кто меч возмездия ковали,

Ты позавидуешь, далёкий правнук мой,

Держа в руке простой кружок медали…

Петр Ойфа

Тишина. Только слышно, как шуршат под ногами у редких прохожих опавшие листья. Легкий ветерок играет с пламенем Вечного огня.

Я часовой Поста №1 моего родного города Арзамаса. Где-то там, чуть подальше, проезжают автомобили, куда-то спешат люди, а здесь - тишина. Развевается пламя огня, строго смотрят на меня бюсты воинов, погибших за Родину героев, а рядом - гранитные плиты, на которых я вижу имена, имена, имена… Это те, кто ушёл на войну из родного города и не вернулся. Их нет. Остались только имена. Как хорошо, что среди этих фамилий нет моей, фамилии моего прадеда, который так же, как они, ушёл воевать из родного города. Но ему повезло, он вернулся.

Мой прадед – Аладышкин Василий Алексеевич воевал на фронтах Великой Отечественной войны. Он один из тех, кто ушёл добровольно на фронт, кто прошёл почти всю войну, кто был неоднократно ранен. Я хорошо помню его умелые руки, спокойный негромкий голос и добрые глаза, которые иногда затягивались дымкой воспоминаний. Тогда он потирал свою израненную щёку и, казалось, совсем не слышал того, о чём мы говорим. Наверное, он тогда был там, на войне, где свистели пули, рвались снаряды, погибали его боевые товарищи. Однажды мы уговорили прадеда записать свои воспоминания. Хотя видели, как нелегко ему это дается. Но для нас, своих внуков и правнуков, он сделал это.

Сейчас прадеда нет. Но для нас он живёт в тех скупых строках, что остались после него.

И под старость, юность вспоминая,

Возвратись ко мне – проговорю,-

Возвратись ко мне опять такая,

Я такую трижды повторю.

О. Бергольц

Суббота. 21 июня.

Всё как всегда, всё как обычно. Обычный субботний день – 21 июня 1941 года.

А где-то за тысячи километров на западе, за Бугом и Днестром, за пограничными столбами дивизии фашистской Германии заканчивали последние приготовления. Там уже считали часы и минуты. Незаметно пришла последняя мирная ночь. Потухли огни в окнах, стихли голоса ребячьих ватаг, на сельских околицах умолкли гармони.

Тишина.

И не знают и не ведают люди, что на рассвете полыхнёт заревом взрывов, громыхнёт и расколет утреннюю тишину рёв моторов, вой самолётов. В Арзамасе узнают это лишь в полдень. Стоят у репродукторов, сразу посуровев, и слушают каждое слово.

Война.

Наполнились гулом голосов кабинеты военкомата, тесно в коридорах райкома партии, не повернуться в комнатах райкома комсомола. Вереницы людей. Они пришли с одной просьбой: разрешите идти на фронт.

Ушли сотни. (С.Кирилюк «В годы огневые»)

Из воспоминаний моего прадеда.

В 1941 году закончил 9 класс школы №1 им. К. Ворошилова. Была масса планов на летние каникулы. Планы на лето рухнули в один миг. 22 июня началась война. Многих моих родственников (дядю Мишу, дядю Степана и других) сразу же забрали на фронт.

Папа ушёл воевать 1 сентября 1941 года, в этот день мне было не до учёбы, мы с мамой провожали его со станции Арзамас-2.

И вот уже мой прадед разгружает прибывающие на станцию составы, с ребятами из своего класса: Стасом Кирилюком, Ефимом Лурье и Геной Чижовым, бойцами истребительного батальона, проверяет документы у въезжающих в Арзамас, изучает выданную им винтовку французского образца, станковый пулемет «Максим», в ватнике патрулирует улицы города…

…А сводки Совинформбюро становились всё тревожнее.

А если не мы, то кто же

Пробиться к Победе сможет?

И если не мы, то кто же

Беду повернёт назад?

М. Владимов.

В январе 1942 года большая группа бойцов истребительного батальоны – «ястребков», как их называли, добровольно ушла на фронт.

Из воспоминаний моего прадеда.

В середине января 1942 года пришли в батальон несколько офицеров.

-Кто из вас хочет пойти на фронт? – спросили они нас, мальчишек, ещё не закончивших школу. Желающих было много, но, к нашему огорчению, отобрали только 14, 1923 и 1924 годов рождения. В этом числе был и я.

21 января 1942 года нас отправили в Горький, из областного управления НКВД отвезли в автошколу в Канавино. Там прошли медкомиссию. Ребят 1923 года рождения отправили по призыву, а нам, 1924 года рождения, предложили вернуться домой, но мы написали заявления о добровольной отправке на фронт. Через несколько дней нам выдали обмундирование, посадили в «теплушки» и повезли на фронт.

…Эшелон тащился медленно, подолгу стоял на полустанках. Ехали почти неделю. В «теплушке» тесно, появились вши, чесались, мечтали о бане. От места выгрузки до села Ситинки полночи шли пешком до шоссе со всем обмундированием, лыжами. Пока шли, многие лыжи побросали. В Ситинках прошли «курсы молодого бойца», 23 февраля 1942 года приняли присягу и перебазировались ближе к фронту, к станции Дубовицы. Именно здесь прадед увидел впервые залп «Катюш» и страшные результаты этой «работы».

Весной с разливом реки Пола, часть, в которой воевал прадед, попала в изоляцию. Продукты не поступали, они начали голодать. Представьте, единственным источником питания были убитые лошади, которые лежали под снегом. Они вырезали мягкие куски мяса, варили, варили долго и ели…

При освобождении населенных пунктов, занятых немцами, прадед получил небольшое ранение.

День пройдёт решительным ударом

В бой пойдёт народ в последний раз,

И тогда мы скажем, что не даром

Мы стояли насмерть за Кавказ.

(неизвестный автор)

Кавказ для Германии представлял особое значение. Интересы немцев заключались в том, чтобы создать прочные позиции на всём Кавказе. Поэтому летом 1942 года фашистская Германия предприняла массированное наступление на Северном Кавказе. Немецко-фашистское командование сосредоточило здесь мощную группировку войск. Чуть позже на вооружении у немцев появился шестиствольный миномет, который прозвали «Ванюша».

Часть, в которой служил мой прадед, была переброшена на Северный Кавказ. Здесь он участвовал в боях за город Грозный и был тяжело ранен в ногу. Затем был направлен на излечение в республику Карабах, город Шуша.

Третий мотострелковый пехотный полк НКВД через Крестовый перевал Военно-Грузинской дороги был переброшен в район г. Орджоникидзе. Штаб батальона располагался в горах, а остальные на берегу реки Терек, в местечке Казбеги.

Представьте, какого труда стоило солдатам ежедневно по три раза ходить с котелками в батальонную кухню, которая находилась в горах, километрах в двух. К основному инвентарю им выдали штоки (кошки), чтобы ходить по скользкой дороге. А ведь шли бои, их бомбили…

И еще, читая воспоминания, обратил внимание на такой факт.

Как-то прадед дежурил у ДОТа и землянки, где они жили. Мелькнула тень. На приказ: «Стой, кто идет?» ответа не последовало. Он выстрелил. Затем забежал в землянку, доложил командиру. Стали искать всем расчетом. Поймали барана, зарезали и долго еще питались этим мясом. Затем специально караулили и ловили баранов.

Так вот откуда он мог знать, что немцы специально пускали вперед себя отару овец, а сами двигались следом. Овцы выводили врагов туда, откуда их меньше всего ждали. Так, например, враг захватил Клухорский перевал, а в штабе армии узнали о потере перевала только через 2 дня.

В Горький! За танками!

После излечения в госпитале мой прадед был направлен на учёбу в Бакинское военное пехотное училище. Однако после ранения ноги не смог продолжить обучение, и по его просьбе был переведён в танковую школу, готовившую специалистов для службы на американских танках «Шерман», поступавших по ленд-лизу через Иран. В Баку танки разгружались, укомплектовывались экипажами и отправлялись на фронт. К тому времени, когда мой прадед оканчивал танковую школу, маршрут поставки изменился. Танки стали поступать морскими конвоями через Мурманск, где выгружались и железнодорожным транспортом доставлялись в Горький, в Сормово.

Из воспоминаний моего прадеда.

Вот и опять я в пути. Стараемся угадать, предположить, куда нас везут. Кажется, это разрушенный Сталинград. Перед нашими глазами предстает страшная картина. Когда доехали до Пензы, стало ясно, что едем в Горький. Невероятно, это мои родные места, совсем близко Арзамас, мой дом. Я послал маме телеграмму, в которой сообщил, что проездом буду в Арзамасе. Узнаю, что будем питаться на станции Арзамас 2, состав простоит целых 6 часов. Так хотелось поскорее всех увидеть, обнять. В нетерпении спрыгиваю с поезда и бегу домой, домой. Вот и родная Октябрьская улица, мой дом. Вбегаю и вижу совсем старую женщину. Это моя бабушка. Но как изменили её эти военные годы! Оказывается, мамы нет. Она ждёт меня там, на станции. А это совсем не близко. Развернулся и помчался туда. Ведь автобусы в то время не ходили, война! Вот и вокзал. А у самого входа сидит моя мама. Вот она, моя родная, наконец-то мы увиделись. Слёзы, объятья. Море вопросов: что ты, как? Но вновь идти до дома далеко. Времени-то совсем не остаётся. Пошли к Кошелевым, нашим родным, которые жили тогда возле станции…

Незаметно пролетело время. Пора отправляться в Горький….

Ровный, дружный, тяжкий рокот

Надвигался, рос. С востока

Танки шли.

А.Твардовский

Из воспоминаний моего прадеда.

В американском танке экипаж состоял из пяти человек. Командира назначали перед самой отправкой на фронт. Танк принимал я, старший механик-водитель.

Танки пришли герметично закупоренные, ствол пушки залит пушечным салом. Для того, чтобы привести пушку в нормальное состояние, вызвали маленький паровозик и паром удалили пушечное сало. Затем надо было привести танк в порядок, заправить его горючим.

Как-то однажды, когда экипажи возились около танков, ко мне подошёл часовой и сказал, что меня кто-то спрашивает.

- Кто бы это мог быть? - подумал я.

Подошёл к забору. Что это? За ним стоит моя мама. Она на попутной машине добралась до Горького и узнала, где здесь находятся танки. Моей радости не было предела. Часа полтора мы не могли наговориться. Уговорил часового разрешить ей подойти к танку. Я ей всё рассказал и показал. А на память отдал ей зеркало заднего вида (в комплекте их было два).

Как только она ушла, нас стали грузить на платформы.

Диву даешься, как моя прапрабабушка, неграмотная, простая, хрупкая женщина отважилась в путь, добралась в войну до г. Горького, разыскала место, где базировались танки. Это сейчас 1.5 часа езды, а тогда, в 43-ем, двое суток на попутках по узкой разбитой дороге… Верно говорят: «… есть женщины в русских селеньях…»

И на разных рубежах войны нужны вы.

Да, идёт война, Народная, священная война. И нет в ней тыла и фронтов – есть вставший на защиту своей Отчизны могучий советский народ. И 47-я Духовщинская отдельная танковая бригада, в которой воевал мой прадед, его частица. В составе бригады он воевал на 2-ом Белорусском фронте, участвовал в освобождении Белоруссии, Восточной Пруссии и Польши.

Из названий населенных пунктов прадед запомнил местечко, которое по-немецки звучало Зольдау, может быть, потому, что потом лежал там в полевом госпитале. Немцы отступали поспешно. Конечно, их преследовали, гнали. Механикам-водителям было особенно трудно, все время в пути. Во время остановок на отдых и прием пищи нужно было заправить машину, осмотреть ходовую часть. На это требовалось время, которое отрывалось от отдыха. Но иногда днем они слушали приемник, рация была американская.

С боями дошли до города Эльбинг (ныне Эльбонг), который предстояло брать.

Советские войска готовились перейти в наступление в январе 1945 года. Войска 2-го Белорусского фронта преследовали противника. 23 января войска ворвались в город Эльбинг. Немцы были ошеломлены внезапным появлением советских танков, гарнизон не успел изготовиться к бою. Войска противника были отброшены на запад, за Вислу.

Из воспоминаний моего прадеда.

Перед боем собралась пехота, много техники: танки, миномёты. Темнело быстро, под вечер самоходная часть получила новое назначение, развернулась и уехала. По сути дела, осталась одна наша бригада, в которой к тому времени из 45 машин осталось 4. Этой бригадой и решили брать город.

Начался бой. В полной темноте танки пошли вперёд. Я вёл вторую машину вслед за машиной командира роты. Сложность ночного боя в танке в том, что при выстреле танкового орудия вылетающее пламя на некоторое время ослепляет механика - водителя и всех, кто смотрит в прицелы и перископы. Тяжело управлять, ничего не видно, слепнешь на доли секунды. Вот так получилось и у нас. Первый танк перед поворотом к шоссе выстрелил, их механик-водитель проскочил поворот и съехал в кювет. А я не заметил этот танк, и мне показалось, что я от него отстал, и гнал вперед, что есть сил, чтобы догнать впереди идущего. Так мы почти в центр города ворвались. Вижу: слева – разрушенные дома, справа – пустырь, за ним какой-то завод. За одним из домов спряталось немецкое самоходное орудие, оно держало это шоссе на прицеле. Стоило нам выехать из-за дома, как оно выстрелило. Снаряд пробил корпус моего танка и попал в башню. Всех троих, членов нашего экипажа, которые находились в башне, убило сразу. И лишь я и младший механик остались невредимыми. Танк начал дымить, но пока не загорелся. Выпрыгивать через верхний люк нельзя: немцы рядом, в 8-10 метрах. Из танка мы выбрались через десантный люк, находящийся между нашими сиденьями. Когда я выбирался из люка, потерял наган, своё личное оружие, а младший механик забыл в танке свой автомат. Так что выскочили мы из танка безоружными, оказавшись прямо у немцев в тылу. Кругом враги. Совсем рядом, у самоходки, о чём-то разговаривали немцы. Потом слышим, разговоры стихли, видимо, немцы ушли. Я решил ползти к дому.

Была поздняя ночь. 26 января 1945 года. Выпал снежок, поэтому в чёрном комбинезоне на белом снегу меня очень хорошо было видно, но делать было нечего. Немец выстрелил в меня прицельно с 8-10 метров и попал прямо в лицо, в щеку. От страшной боли я мгновенно потерял сознание. Сколько я пролежал так, не помню. Видимо, немцы решили, что я убит. Ушли и даже самоходку оставили. Когда я поднял голову, младший механик понял, что я жив, подполз ко мне, и мы вместе поползли в разрушенный дом, где и спрятались в обломках. Лишь к утру подошла пехота. Меня перевязали и на танке отправили в медсанбат. Но до выздоровления было ещё далеко. Я поменял несколько госпиталей, а потом был отправлен в Москву в специализированный челюстно-лицевой госпиталь, где мне была сделана сложная операция…

На этом Великая Отечественная война для моего прадеда закончилась. До победы оставалось совсем немного. И вот она - Победа.

Триста шестьдесят восемь раз торжественно гремели салюты над Москвой в честь героев фронта. И каждый из них был заслужен и арзамасцами, а значит и моим прадедом. Ведь не было ни одного фронта, в войсках которого не было бы солдат земли арзамасской. Люди, отстоявшие Родину, разгромившие врага, праздновали великую Победу. Они были достойны её. (С.Кирилюк «В годы огневые»)

Из воспоминаний моего прадеда.

Известие о Победе мы встретили в Москве 8-го Мая, хотя все уже было ясно 2-го.

Парад Победы я видел не на Красной площади, а стоя на улице Чкалова, что недалеко от станции метро «Курская», именно здесь войска и техника подходили к Красной площади…

Так заканчиваются воспоминания моего прадеда, русского солдата. Одного из тех, кто встал на защиту Родины. Выстоял и победил.

- Закончу я школу и позже я стану

Солдатом, как мой отец.

Подобно ему буду храбрым и смелым,

И Родину буду любить свою.

О. Моисеенко «Мой отец»


 

 
   
 


ВНИМАНИЕ МЕНЕДЖЕРАМ И БУХГАЛТЕРАМ З/О
подробнее...
 

ПРЕДЗАЩИТЫ У МЕНЕДЖЕРОВ З/О
подробнее...
 

СТУДЕНТАМ, КОТОРЫМ НЕОБХОДИМА СПРАВКА-ВЫЗОВ
подробнее...
 

ВНИМАНИЕ ЗАОЧНИКАМ ВЫПУСКНИКАМ!ДАТЫ СДАЧИ ГОС. ЭКЗАМЕНОВ И ЗАЩИТЫ ВЫПУСКНОЙ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ РАБОТЫ!
подробнее...
 

ВНИМАНИЕ МЕНЕДЖЕРАМ И БУХГАЛТЕРАМ ОЧНОЙ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ!
подробнее...
 

ВНИМАНИЕ ОЧНИКАМ АВТОМОБИЛИСТАМ ВЫПУСКНИКАМ!
подробнее...
 

ВНИМАНИЕ БУХГАЛТЕРАМ ЗАОЧНИКАМ МГИУ!!!
подробнее...
 


все новости...